Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

О Сталинской индустриализации 1.

В реальности «индустриализация» была вот чем:

1. Социальный слой дореволюционной технической интеллигенции (в первую очередь инженеров) уничтожается как класс, используются все методы, от физического уничтожения до запрета детям «бывших» на получение высшего образования (впоследствии КНДР трансформирует эту практику в систему «сонбун», действующую до сих пор). Причина репрессий проста — человек с высшим образованием, полученным в Первом мире, имманентно враждебен советской власти. Вместе со «старыми» инженерами уничтожаются или деклассируются высококвалифицированные рабочие, имевшие наглость жить при «царских угнетателях» в трехкомнатных квартирах с личной прислугой. Интеллектуально-технический слой, обеспечивавший функционирование и развитие промышленности в Российской Империи, перестает существовать как общественное явление, на смену «старым спецам» приходят «советские специалисты», которых в первые годы советской власти зачастую принимали в ВУЗы даже без справки об окончании средней школы, заодно отменив все экзамены как «антинародные». Социально-интеллектуальная база для самостоятельной индустриализации разрушена.

2. В деревне вводится новое крепостное право, в десятки раз более жестокое, чем при «кровавом царизме»: например, крепостной при царе, отработав барщину или выплатив барину оброк, мог оставшееся время работать на себя. У советских крепостных такого права нет, более того, вводится специальная рабская валюта для крепостных из русской деревни — «трудодни», которые произвольно начисляются и произвольно оплачиваются (нет, «трудодень» не равен одному дню труда, руководители колхозов могли получать по 600–800 трудодней в год, тогда как сельская учительница — 150–200). Курс обналичивания «трудодней» реальным зерном и реальными деньгами — на усмотрение местных властей. Само собой, что это приводит к жесточайшей эксплуатации крестьянства и массовому голоду. Даже попытки сбора догнивающих остатков урожая караются по всей строгости советского УК («Закон о трех колосках»).

3. Все это усугубляется сверхвывозом зерна из деревни для продажи на экспорт, плюс созданием искусственных «ценовых ножниц» между городом и деревней (грубо говоря, цены на промышленные товары искусственно завышаются, цены на сельхозпродукцию — занижаются, в итоге, получив за свое зерно три копейки, крестьянин тратит их на сверхдорогие ножницы, бумагу, одежду и другие предметы первой необходимости). Полученные в результате ограбления деревни средства аккумулируются «родной советской властью».

4. В городе, впрочем, тоже не сахар: у рабочих промышленных предприятий постоянно увеличивается трудовая неделя и уменьшается зарплата, с падением дисциплины на производстве (кто хочет работать бесплатно?) борются ужесточением наказаний, прогулы и опоздания становятся административными преступлениями, переход с завода на завод по желанию рабочего — невозможным. Усугубляется ситуация чудовищными бытовыми условиями: жилой фонд, водопровод и канализация старых русских городов не рассчитан на взрывной рост населения, «новые горожане» в лучшем случае живут в бараках и коммуналках, в худшем — в банях и подсобных помещениях, местами обеспеченность жилплощадью достигает 1 кв. м на человека. В советских городах (особенно новых индустриальных центрах) царит чудовищная антисанитария: проблемы с питьевой водой, проблемы с вывозом отходов, дерьмо в буквальном смысле слова течет по улицам, поскольку на очищение ям общественных туалетов выделяются минимальные силы и средства.

5. На выдранные из русских рабочих и крестьян средства (сопротивляющуюся часть которого объявляют «кулаками» и массово высылают в северные районы, всего переселяют не менее 4 000 000 человек, большая часть которых гибнет в процессе, кампанию по переселению «кулачества» можно сравнить с послевоенным изгнанием немцев из Польши и Чехословакии) советская власть нанимает американское бюро Альберта Кана и другие американские фирмы, специализирующиеся на массовом типовом строительстве производственных мощностей. Воспитанные советской властью инженеры в процессе создания целых отраслей с нуля находятся в лучшем случае на подхвате (те же сотрудники Кана в Москве вспоминали, что через их бюро проходили сотни советских недоучек, с трудом понимавшие, что вообще происходит). Тяжелую строительную технику, применявшуюся американцами при строительстве заводов в США, заменяет «бесплатный» труд заключенных ГУЛАГа (само слово «зэк» произошло от «заключенный каналоармеец» — так называли узников, строивших Беломорканал, впоследствии аббревиатура з/к стала применяться ко всем узникам ГУЛАГа). Русских узников используют как расходуемый ресурс типа угля или нефти, вопрос о цене человеческой жизни вообще не поднимается, репрессии из механизма политического подавления превращаются также в механизм обеспечения советской власти дармовыми рабочими руками.

6. Похоронив в могилах-аммональниках (названы так из-за необходимости взрывать вечную мерзлоту аммоналом, ломы и лопаты промерзшую землю советского Севера не брали) «заключенных каналоармейцев» и аккуратно списав миллионы умерших от рукотворного голода крестьян (перепись населения 1937 года была объявлена вредительской — переписчики недосчитались миллионов человек, которые должны были быть исходя из темпов рождаемости — результаты переписи засекретили, руководителей — посадили и расстреляли, новая перепись была проведена лишь в 1939 году, с «правильными», советскими результатами. Кстати, именно по повторной, «на бис», переписи 1939 года и считаются русские потери во Второй мировой войне), проведенную «индустриализацию» объявили результатом небывалого трудового подвига советского народа, который, насмотревшись плакатов с Джугашвили, с разрушенной инженерной школой, без доступа к мировому финансовому рынку «как-то вот сам собой» построил с нуля огромные производственные комплексы в самых отдаленных районах СССР.

7. И вот спустя 70 с лишним лет выросшие на советских учебниках дебилы («потерь нет», «коммуноинтеграция», «кто не скачет, тот троцкист») всерьез обсуждают, как так «сама собой» получилась волшебная «индустриализация» и как бы нам ее повторить.



Путешествие из Москвы в Россию

Почему в столице учитель зарабатывает 60−90 тыс. рублей, а в тверском райцентре в шесть раз меньше?



Заработки москвичей и жителей провинции отличается в разы. Причем, особенно ярко такое расслоение заметно в учреждениях Министерства образования. В причинах дискриминации преподавателей из глубинки попробовали разобраться эксперты «Свободной прессы».

Не так давно на заседании правительства Москвы обсуждалась программа «Столичное образование». Мэр Сергей Собянин сообщил, что по большинству показателей она выполняется успешно. Например, как отметил Сергей Семёнович, средняя зарплата московских учителей сегодня составляет 69 тысяч рублей в месяц.

Эта цифра взволновала широкую педагогическую общественность. В социальных сетях появилось немало сердитых комментариев, авторы которых утверждали, что преподают в столичных школах и больше 60 тысяч ни разу не заработали. Им резонно отвечали, что 69 — это средняя цифра, и посчитана она правильно. Просто те учителя, кто зарабатывает 70−80 тысяч, а также завучи и директора, получающие до 120-ти, помалкивают. Не случайно же на работу в московскую школу сейчас без конкурса или без блата не устроишься.

В виртуальную полемику вступали и педагоги из провинции. Интересовались, когда у них тоже начнут выполнять такие замечательные программы, приближать зарплаты костромских, тамбовских и тверских учителей к московским. А то работаешь как проклятый и получаешь 10−12 тысяч. Столичные полемисты говорили в ответ, что вопрос, во-первых, не по адресу. А во-вторых (тут уже речь велась не прямо, а полунамёками), Кострома и Тверь всё ж не Москва. Надо такие вещи понимать.

Между тем, во времена СССР учителям в Москве и в самом дальнем райцентре платили почти одинаково. Их зарплаты отличались процентов на 20. Если кто-то из читателей по молодости лет этого не знает, может спросить у родителей.

Вам не нравится, когда в пример ставят «совок» и «уравниловку»? Получите аргумент с противоположной стороны земного шара: в США, даже в самой глубокой провинции, молодой учитель без стажа зарабатывает минимум две тысячи долларов в месяц. Его коллега в Нью-Йорке и Вашингтоне получает примерно столько же, если тоже преподаёт в государственной школе, а не частной.

Откуда же в России такие африканские контрасты? Или это враги наклеветали?

Да нет, всё правда. Вот официальная статистика, например, по Оленинскому району Тверской области. В первом квартале текущего года средняя зарплата школьного учителя там составила 14 тысяч 373 рубля. Это с завучами и директорами, которые получают далеко за 20 тысяч. Молодые педагоги, стало быть, зарабатывают как раз 10−12 тысяч.

Оленинский район хорошо известен многим моим коллегам-журналистам. Во-первых, отсюда по мужской линии происходит Юрий Михайлович Лужков. В 30-е годы прошлого века папа Лужкова отправился из села Молодой Туд на заработки в Москву, встретил там девушку из Башкирии, служившую няней в богатой семье, и скоро они родили сына, который через полвека станет главным человеком в российской столице, воплощением её сбывшихся надежд.

Во-вторых, теперешний глава Оленинского района Олег Дубов — выпускник факультета журналистики МГУ и популярный блогер. Благодаря Дубову невидимые миру слёзы российской глубинки становятся видимыми.

Четыре года назад Олег Игоревич прославился своим «Открытым письмом москвичам». Там он ответил на обвинения одного столичного публициста, писавшего, что в российской провинции живут спившиеся маргиналы. «А разве ваше благополучие не за счет нас построено, не ценой обнищания и деградации десятков российских областей? — спросил у москвичей Дубов. — До сих пор успешные и богатые жители столицы смотрят на жителей провинциальной России как на быдло, как на туземцев, как на жителей оккупированного пространства, призванных служить „высшей расе“, которой повезло родиться с московской пропиской».

Это суровое письмо жарко обсуждался в социальных сетях. Олегу справедливо указали, что не надо всех столичных жителей мешать в одну кучу, большинство из них — скромные воспитанные люди. А те малообразованные выскочки, которые портят имидж столицы, довольно часто и не коренные москвичи вовсе, а происходят, как тот же Юрий Лужков, из глубокой и не чужой вам провинции.

В прошлом году Дубов снова оказался в центре скандала. В Оленинском районе провёли конкурс красоты. Фотографии победительниц Олег выставил у себя в живом журнале и Фейсбуке. А потом московские журналистки (среди них оказалась звезда Болотной площади Ольга Романова, супруга узника режима бизнесмена Алексея Козлова), прошлись по дешёвым нарядам и не слишком гламурным причёскам оленинских красавиц. Дубов за красавиц заступился, ответил столичным журналисткам так, что мало не показалось. После чего популярная всероссийская газета для потехи дала и снимок победительниц конкурса, и письмо Дубова, и комментарии журналисток.

Олег руководит районом с 1996 года. Впервые земляки избрали его главным оленинским начальником в 27 лет и четыре раза переизбирали. За это время, на зависть другим районам, оленинцы под руководством Дубова построили приличные дороги до каждой деревни, отремонтировали сельские клубы, сохранили библиотеки, почти в каждом селе открыли тренажёрные залы. Недавно Олег увлекательно рассказывал мне, как за совсем небольшие деньги можно вести дорожный ремонт, прокладывать водопроводы, как сэкономить на расходах по отоплению посёлка. Этот человек делает всё, чтобы вывести район из нищеты к опрятной бедности — но молодёжь из Оленино и окрестных сёл всё равно уезжает.

Как ей не уезжать? На зарплату в 10−12 тысяч рублей в современной России жить очень трудно. Причем, учительские доходы ещё не самые низкие. Довольно много народу в районе получает по 8−9 тысяч. Няни, уборщицы и другой младший персонал бюджетных учреждений сидят на МРОТе, минимальной оплате труда. Это пять с половиной тысяч рублей.

А вот цены в Оленино не сильно отличаются от московских. Процентов на 20 — именно так отличались учительские заработки в столице и глубинке во времена СССР. А теперь заработки отличаются в пять-семь раз.

Можно, конечно, изо всех сил экономить, покупать молоко не в магазине, а у соседей, за картошкой ездить из райцентра в деревню, одеваться с китайской барахолки. Но, как не крутись, при доходах в 10 тысяч почти все деньги уйдёт на еду и одежду.

Тот праздник жизни, который с утра до ночи транслирует телевизор, вся реклама «пежо» и «рено», рассказы московских, питерских или новосибирских однокурсников о поездках в Таиланд или Турцию — это Марс для сеятеля разумного, доброго, вечного с доходом в 10 тысяч рублей. А сиротский местный бюджет даже при честных, не ворующих начальниках никак не способен этому человеку помочь.

В следующей статье, продолжая цикл «Москва и Россия», я расскажу вам о противоположной проблеме: как на благоустройстве обычного столичного двора, на бесконечной перекладке бордюров, ежегодном сдирании и раскатывании нового асфальта, на спиливании одних и высадке других деревьев освоить миллион рублей, потом ещё полмиллиона, а после этого поднатужиться и освоить ещё полтора. Тоже нелегкая работа, особенно если под ногами путаются всякие общественники.

А пока — комментарий к африканской разнице в зарплатах российских учителей.

Олег Смолин, первый заместитель председателя Комитета Государственной Думы по образованию и науке:

— Считаю такое положение дел неправильным. Мы много раз предлагали, чтобы средняя заработная плата педагога, не только учителя, вообще педагога, была связана не только со средней заработной платой по региону, но и со средней заработной платой по стране. Вряд ли качество работы московских учителей, при всем к ним уважении, во столько же раз выше, чем в Тверской области, как и их заработная плата.

Причём, к средней зарплате по региону и средней по России должна быть приравнена не зарплата педагога как таковая, а плата за одну ставку. А то сейчас большинство учителей в России работают на полторы ставки и грустно шутят, что мы работаем на полторы, потому что на одну ставку есть нечего, а на две — есть некогда.

Приходилось слышать мнение, что в Москве высокие зарплаты педагогов обеспечиваются за счет оптимизации. В незначительной степени это так. Потому что система подушевого финансирования приводит к увеличению количества учеников в классе, к ликвидации небольших школ. Но выигрывает ли образование от того, что в классе становится больше учеников? Выигрывает ли образование от того, что школы становятся крупнее и объединяются в так называемые комплексы или, как их часто учителя называют, холдинги? Это большой вопрос. То есть это та ситуация, когда зарплатные интересы учителя не всегда совпадают с интересами образования.

Кроме того, я хочу заметить, что так называемая оптимизация идет и по всем регионам страны. Напомню, что в «проклятые 90-е» количество школ в России сократилось всего лишь на одну тысячу, а в 2000-е - более чем на 19 тысяч. Почему? Не потому, что мы стали беднее, и даже не потому, что детей стало меньше. А потому, что было объединено подушевое финансирование и так называемая оптимизация. В основном были сокращены сельские школы, небольшие городские школы тоже сократили.

Самая же главная проблема заключается в том, что, согласно статье 114 Конституции, российское правительство обязано проводить единую социальную, в том числе образовательную, политику на территории всей страны. Между тем, разница в финансировании в расчете на душу одного ученика достигает в разных регионах 10 раз. Соответственно, очень сильно различается и заработная плата. У нас практически нет единого образовательного пространства, потому что качество образования очень сильно зависит от того, сколько выделяется денег в расчете на одного ученика. Московский бюджет гораздо более богатый, чем бюджет регионов. И поэтому главная причина того, что в Москве заработная плата намного выше, это не оптимизация, это разница в бюджетах.

Богатая столица и нищая провинция

Нельзя сказать, что российское большое начальство не чует могильного холодка из глубокой пропасти, которая образовалась в последние два десятилетия меж столицей и страной. Но вместо разработки ясной пошаговой программы, позволяющей постепенно уменьшить остроту проблемы (такие программы называют дорожными картами), начальство или прописывает в Налоговом кодексе гомеопатию, которая по факту ни на что не влияет, или предлагает идеи «не из этой жизни».

Например, в апреле прошлого года председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко заявила, что надо переносить головные офисы крупнейших компаний из столицы в регионы. Эту инновацию поддержал сначала премьер-министр Медведев, а потом и президент Путин. Правда, Владимир Владимирович посоветовал хорошенько всё рассчитать, чтобы Москва не осталась вовсе без денег, успела мобилизовать внутренние резервы.

Некоторое время российская общественность обсуждала открывающиеся перед страною перспективы. Они были роскошны!

Правильные эксперты говорили по телевизору, что переезд богатых компаний в регионы позволит дифференцировать экономическую жизнь страны, мощно продвинет в провинции не только экономику, но и образование, здравоохранение, социальную инфраструктуру. Начнут работать социальные лифты. Россия наконец-то преодолеет вековую имперскую тенденцию к сверхцентрализации, станет использовать демократический опыт США (хорошему можно учиться даже у геополитического противника), где киноиндустрия сосредоточена в Лос-Анджелесе, электроника в Силиконовой долине, финансы в Нью-Йорке, а государственная власть в Вашингтоне.

Сообщалось, что от этих мер выиграет и столица. Она, наконец, избавится от пробок, запредельных цен и от зависти провинциалов. Жители глубинки перестанут неудержимо, сотнями тысяч и миллионами стремиться в богатую Москву — хоть тушкой, хоть чучелом.

И вот миновали год и два месяца. Никаких движений по переносу больших офисов из Москвы не замечено. Эксперты с утра до вечера трындят про Украину и не вспоминают о социальных лифтах в российской глубинке.

Ау, Валентина Ивановна! Расскажите нам: какие враги торпедировали вашу идею? Или она сама утонула?

Скорее всего, в этой истории кроме всего прочего проявляет себя известная российская традиция: находить удовлетворение в процессе обсуждения проблемы, получать достаточный кайф от красоты и силы своих аргументов, от того, что вашу гражданскую позицию поддержали товарищи. После этого русский человек переходит к новой проблеме, а старая, может, как-нибудь рассосётся.

Альтернативой «слишком радикальной» идее Валентины Матвиенко должны были стать, да не стали, поправки в Налоговый кодекс. Собственно, тихие похороны идеи переноса головных офисов компаний-монстров сопровождались разговорами о том, что вот же мы и так вводим консолидированный налог, который позволит перераспределить часть столичных сверхдоходов в регионы без переезда топ-менеджеров «Газпрома» и их секретарш в Тюмень и других подобных зверств.

На практике почти ничего из этого не получилось.

Во-первых, новые правила всё никак не вступят в полную силу. Крупнейшие сырьевики ежегодно получают какую-то непонятную отсрочку, их по-прежнему сдаивают в столичный бюджет. Например, только «Газпром» в 2014 году заплатит в казну Москвы 72 млрд. рублей.

Во-вторых, Москва сейчас откровенно переманивает к себе те богатые компании, которые пока зарегистрированы в регионах. Вводит для них налоговые льготы, обещает брать не стандартные 18% с прибыли, а 13,5. Креативной Валентине Матвиенко, кстати, припомнили, как она сама в 2006 году, будучи губернатором Санкт-Петербурга, с согласия земляков из высшего руководства страны перевела головной офис компании «Газпром нефть» из Омска в город на Неве, «наказав» омский бюджет на десятки миллиардов рублей.

В-третьих, совсем недавно спикер Госдумы Сергей Нарышкин поручил бюджетному комитету думы увеличить сумму поддержки тем регионам, «доходы которых уменьшились из-за действий консолидированных групп налогоплательщиков». Угадайте с трёх раз, о каких регионах идёт речь. Правильно, это Москва и Санкт-Петербург.

В общем, одной рукой вроде бы что-то поправили, а другой вернули на место.

Самая интересная и опасная тема — почему российская столица всё никак не научится зарабатывать сама. Мировой мегаполис с дорогущей землёй и недвижимостью, с огромным потенциалом для развития туризма имеет все возможности достойно жить на собственные доходы, а не сидеть на шее у бедной страны.

Да, есть попытки продвинуться в эту сторону. В последние три года я с близкого расстояния наблюдал, как новые люди в правительстве Москвы, например, пытаются вывести из тени арендные отношения, сделать их прозрачными и доходными для бюджета. Увлекательные пресс-конференции на эту тему проводит руководитель Департамента городского имущества Москвы Владимир Ефимов. Он рассказывает журналистам о планомерной работе по введению минимальной арендной ставки, по выявлению нарушителей закона (вдруг оказалось, что в столице многие юридические лица платили за аренду помещений в центре Москвы копейки, а некоторые вовсе не имели договоров).

Но вот промежуточный результат всей этой борьбы за народное счастье. Статья московского бюджета «Арендная плата за нежилые помещения» в 2010 году принесла столице 1,0% от общей суммы доходов, в 2013 году цифра выросла до 1,1%, а в 2014, по прогнозу с правительственного сайта «Открытый бюджет», снова упадёт до 0,8%.

Статья «Средства от продажи права аренды земли»: 2010 год — 0,1%, 2013 — 0,2%, прогноз на 2014 — 0,1%.

В бюджет Парижа две эти статьи приносят более 30% дохода. В бюджет Москвы, где рыночная стоимость муниципальной недвижимости и земли точно не ниже, чем во французской столице, чуть более 1%. Один «Газпром» даёт в казну российской столицы в пять раз больше денег.

Как видим, все разговоры о том, что «проблема решается», остаются разговорами.

Русский человек много раз удивлял мир феноменальной способностью находить силы для победы в невозможной ситуации. Когда всё пропало, изба уже горит и валится, печенежское копьё входит в бок, а танки Гудериана входят в Химки — двужильные русские люди каким-то чудом выворачиваются, спасают дом и одолевают врага.

Но чаще мир удивлялся нашему умению создавать ситуации, при которых всё начинает гореть и валиться; дивился русскому обыкновению ждать, пока проблема созреет и звезданёт так, что полстраны надо собирать по кусочкам.

История про богатую Москву и нищую глубинку замечательно иллюстрирует эту особенность национального характера великороссов.

Краткая и правдивая история человечества.



                                                                               Часть 1.

  Давным - давно , после того как более удачливые обезъяны,согнали на ровную землю,своих уродцев с неправильно растущими на руках большими пальцами,жили были мамонты, и паслись в бескрайних просторах Евразии. Жили долго, пережили не одну смену ледниковых периодов. Мамонт, почти слон. Огромное стайное чудище с бивнями, которым не страшен и лев. Слоновый интелект для животного мира тоже огромен. Хотя африканский слон, самый свирепый, и можно предложить, что мамонт был самым спокойным, так как его тревожили меньше всех. И они водились даже на острове Врангеля.
А в Африки водились и эволюционировали люди - эректусы, Европу же населяли свирепые неадертальцы.Среднего роста,но зато 100 кг одних мускулов и злобы.
И вот среди эректусов,появилась популяция более приспособленных к условиям Африки,волосы у них были более курчавые,цвет кожи темнее и проч.,что позволяло им лучше приспосабливаться и размножаться,более районированные стали вытеснять из Африки иных эректусов.
Было несколько волн изгнаников.
Первая волна шла прибережным путём, ловили устриц, рыбу и мелких животных, и быстро дошла до Австралии и даже до Америки. Они первыми заняли этот ареал обитания, своей популяции и других дикарей туда не пускали.Побеждали тогда иных и в сражениях и выгоняли тех на Север

И вторая волна пошла в глубь континента, к ледникам,гонимые более сильными и удачливыми "прибрежниками". Ледники за тысячелетия в себе конентрировали минералов, питали обширные равнины. По лугам бродили стаи диких мамонтов, а за ними крались первобытные охотники. Хотя собирать устриц было проще, мамонт легко мог убить охотника. А чтоб поймать чудище, охотится надо было в большой группе и иметь острые орудия. Но, если уж поймали, то мяса хватало на большое племья. Да и мамонт, это не только вкусное мьясо, но и крепкая шкура и ценнейшая слоновая кость.

Именно от северной миграции охотников на мамонтов произошло главная часть население земли: европейцы, монголоиды, американские индейцы. От южной же миграции, тех, кто пошли по легкому пути,бездельников и лентяеев, произошли австралийские аборигены, айны и горные папуасы, они же повлияли и на облик индусов. А последние из мамонтов вымерли, когда на ближнем востоке уже пахали землю, и сама необходимость в мамонтах изчезла. Так, мамонты пожертвовали себя на алтарь цивилизации.Но это было потом, а тогда стали эти охотники и дальше размножаться,после того как перебили мамонтов,но,для дальнейшего понимания следует сказать,что плотность населения охотников и собирателей верхнего палеолита и мезолита,сейчас оценивается в 0,01-0,5 человека на 1 км в зависимости от внешних условий, причем нижние оценки, видимо, ближе к истинным. Численность всего населения Земли оценивается от нескольких десятков тысяч до примерно 500 тысяч. Есть серьезные основания считать, что в этот период могли быть существенные колебания численности.
По данным этнографическмх исследований известно, что в среднем в группе было до 25 человек. При благоприятных природных ресурсах локальная группа может иметь до 100 человек. Собственно популяция была больше и достигала 250 - 400 человек. Небольшие локальные группы были недостаточно приспособлены к длительному автономному существованию, так как потеря нескольких взрослых особей ставила их на грань гибели.
Оценки ежегодного прироста популяции верхнего палеолита колеблются между цифрами 0,001 и 0,01%. Время удвоения численности при таких скоростях достигает порядка 20-40 тысяч лет. Все эти расчеты показывают, что популяции древних охотников и собирателей не имели возможности быстро увеличить свою численность. Столь малый прирост объясняется малой продолжительностью жизни: 30-40 лет. Если принять возраст менархе 16 лет, а средний возраст смерти женщины 34 года, то на репродуктивный период остается 18 лет. Специальные расчеты показывают, что с учетом стерильности, материнской смертности и т.д., на одну женщину приходилось приблизительно 5-6 детей. До полового созревания доживало 2-3 ребенка, что должно было дать больший прирост, чем наблюдался фактически. Есть три объяснения этому феномену. Во-первых, по этнографическим данным хорошо известно, что среди групп охотников-собирателей было широко распространено детоубийство с целью контроля над рождаемостью для регулирования численности группы. Во-вторых, в группах с недостаточным питанием интервал между последовательными родами увеличивался до 4 лет, что было связано с физиологическим состоянием женщины при кормлении ребенка, когда ее вес (точнее, соотношение жировой и обезжиренной массы тела) находится ниже критического значения (примерно 46 кг при росте 150-160 см) и нормальной овуляции не происходит. В-третьих, эффективно-репродуктивная величина популяции связана с соотношением полов, т.е. она наибольшая при равном числе мужчин и женщин. При неравном соотношении, и особенно при нехватке женщин, численный рост популяции сильно ограничивается. Все эти своеобразные сочетания физиологии, экологии и демографии приводили к медленному приросту населения на стадии охотников и собирателей.
При популяционной плотности 0,05 чел/км группа из 400 человек занимает площадь около 10 000 км2. Если приблизительно считать, что это площадь круга или близкой к нему фигуры, то диаметр этой фигуры будет равен 120-130 км. Примерно таким же будет расстояние от центра одной такой территории системы локальных популяций до другой. Это расстояние можно принять как среднее между местом обитания двух будущих супругов.
Итак, если принять приведенные цифры, то на протяжении примерно 30 тысяч лет человек современного вида существовал в небольших популяционных системах при низкой плотности и малом приросте численности населения, ведя при этом достаточно подвижный образ жизни, чему способствовал не только хозяйственный уклад, но и структура круга брачных связей. Демографические показатели рождаемости при благоприятных условиях были достаточны для более быстрого роста населения, чем тот, который наблюдался в действительности. Это обстоятельство даст основание полагать, что, видимо, применялись меры для искусственной регуляции численности популяций.И семяизвержение "на сторону" применялось и половые акты в извращенной форме и проч.,что и в наше время ,осталось в генетической памяти у разных мазохистов,что хорошо для прибыли жриц любви и гомосеков и чем они и сейчас ,в наше время противозачаточных средств, с удовольствием занимаются, хотя общефизиологического смысла в этом нет!
В общем численность населения перестала расти и прогресс начал ОСТАНАВЛИВАТЬСЯ.

      Часть 2.Первая,"Первая" Мировая Война
И тут ,оказалось ,что жившие в Европе неадертальцы, оказались менее соцальноактивными и не могли создавать,достаточно большие банды охотников.
А,изгнанные из Африки люди существенно отличались от своих естественных врагов неандертальцев. Они имели иную, чем неандертальцы генетическую программу. В лаборатории Эдем был создан современный человек – кроманьонец. Изменение генетической программы у людей привело к развитию такой черты человеческого характера, как стремление утвердиться над себе подобными – стать лидером. Усилилась борьба за лидерство в человеческом стаде, что привело к увеличению роли вождя.Вождь стал становиться для них фетишем.Они смогли организоваться в более крупные стаи .
Создавая нового человека, Высший Разум учел и такую немаловажную деталь, как способность человека к агрессивным действиям, что привело к тому к тому, что кроманьонцы стали даже более воинственными людьми, чем неандертальцы.Они могли,даже с радостью отдавать свои жизни ЗА СТАДО... В своей жажде крови и мясной пищи они стали неудержимы и имели, несомненно, преимущество над мирными неандертальцами. Кроме того,они лучше могли метать копья,а руки неадертальцев были "заточены" лишь на то,что бы ими колоть.
Обладая хорошими организаторскими способностями, кроманьонцы под руководством вождей, очень успешно научились охотиться на животных. Для кроманьонцев неандертальцы были животными, которых можно было использовать в пищу. Кроманьонцы, одновременно с охотой на животных охотиться и на неандертальцев. Благодаря обильной пищи, стада кроманьонцев быстро увеличивались. Бурный рост стада увеличивал потребность в пище и толкал кроманьонцев на освоение всё новые и новые территории.
Господь (Бог), несомненно, был на стороне кроманьонцев, так как кроманьонцы совершали богоугодные действия, поедая несчастных неандертальцев. Для улучшения организации человеческого стада - Господь снабдил их зачатками религии, что позволило еще больше укрепить власть вождей. Господь направил энергию вождей на освоение новых территорий.Слабоорганизованные и свободолюбивые эгоисты, Неандертальцы были не способны противостоять хорошо организованному стаду пришельцев и становились лёгкой добычей.
До того, как появились на Земле кроманьонцы, неандертальцы, благодаря своему развитому мозгу, были хозяевами на планете. Появившиеся кроманьонцы стали занимать их жизненную нишу на планете и выигрывали в борьбе. Уничтожение неандертальцев - естественный эволюционный процесс, когда жизнестойкие организмы уничтожают слабые и занимают их нишу.
На занимающих ту же жизненную нишу, что и кроманьонцы неандертальцев было легче охотиться, чем на других животных.
Время бурно размножения кроманьонцев продолжительностью несколько тысячелетий, и этот длительный период можно назвать первой мировой войной в истории человечества.
Мотивом уничтожение неандертальцев, как уже говорилось, была возросшая потребность кроманьонцев в мясной пищи. Очень естественный и единственный мотив для борьбы с неандертальцами. Позже, появились другие мотивы для уничтожения соседей – это желание поработись соседа, отнять его имущество, захватить новые пастбища и места охоты, но это мотивы к войне появились у более развитого человеческого общества. А что можно было взять кроманьонцу у несчастного неандертальца, кроме его собственного тела.
Ловили кроманьонцы неандертальцев и кушали их - в этом и заключалась вся война.
Собственно говоря, это не была война, а охота с целью удовлетворить все возрастающие потребности в пище бурно размножающихся кроманьонцев.

Плюс,во всем этом,был только один :только от скрещивания кроманьонок с неадертальцами ,у их дочерей(сыновья не проходили пренатальный фильтр) аллели разума улучшались-то!
Для понимания дальнейшего материала , нужно почитать здесь : http://www.provisor.com.ua/archive/2005/N21/art_17.php
не были неадертальцы глупее кроманьонцев,не были! Наоборот и ген устной речи и ген абстрактного мышления нам достались от них! Просто мы умеем подчиняться вождям, быть рабами и РАБОТАТЬ,а они не умели!
Вот оттуда про наших(и сейчас живущих предков) : С помощью экспериментальных моделей им удалось показать, что мутация в гене микроцефалина, вызывающая замену аспартата на гистидин в 314 положении, появившись относительно недавно, около 37 тыс. лет назад (когда появились первые образцы примитивного искусства), очень быстро распространилась. Кроме того, они обнаружили, что упомянутая выше мутация (или, как ее называют генетики, аллель С), крайне редко встречается у африканцев, живущих к югу от Сахары, т. е. на прародине современного человечества. К примеру, у пигмеев Мбути частота мутации составляет всего 3,3% (n=15)*. И в то же время ее носителями являются 70% европейцев и жителей Восточной Азии. Это в среднем. Например, у монголов частота аллеля С составляет 100% (n=10), у якутов — 98% (n=25), у славян — 79,2% (n=24) и у адыгейцев — 63,3% (n=15).
*В скобках указан объем выборки.
Следуя той же логике, ученые изучили и мутантный вариант ASPM-гена, так называемый аллель G.
По их расчетам, появился он позже аллеля С гена микроцефалина, примерно 5800 лет назад (когда зародилась письменность и образовались города), и столь же быстро, как и аллель С, распространился по миру. В Южной Африке и Южной Америке частота встречаемости аллеля G варьирует от 0 до 10%. В Новой Гвинее и Пакистане частота аллеля G достигает максимальной величины, т. е. 59–60%(). Что касается функции мутантного варианта ASPM-гена, то она, как и функция аллеля С гена микроцефалина, до сих пор остается неизвестной.
Вот еще , про самых первых предков : http://www.ethnopoliticsonline.com/archives/frolov/frolov%20intelligence.html
Факт существования различий в когнитивных способностях между разными расово-этническими группами уже не является предметом технической дискуссии. Для различных расовых групп установлены следующие величины среднего IQ: австралийские аборигены, 60-65; суб-сахарные африканцы, 70-75; афроамериканцы, 85; жители Юго-Восточной Азии, Индии и Океании, 85; латиноамериканцы, 92; белые европейского происхождения, 100; уроженцы Северо-Восточной Азии (Китая, Кореи, Японии), около 106; евреи-ашкенази, 110-115 (David & Lynn, 2007). Некоторые данные свидетельствуют о чрезвычайно высоком среднем IQ представителей высшей индусской касты «брахманов» (священнослужителей), близким к IQ евреев-ашкенази.
На первый взгляд, величины IQ австралийских аборигенов и жителей суб-сахарной Африки выглядят неправдоподобно низкими, что может вызвать сомнение в надежности тестов. Действительно, если полагать IQ 70 порогом умственной отсталости, то получается, что 40% суб-сахарных африканцев и больше половины австралийских аборигенов попадают в категорию умственно отсталых. Однако существует ряд причин, которые позволяют считать результаты тестирования этих расово-этнических групп достоверными.
Результаты австаралийских аборигенов свидетельствуют о том,что мало полуить мутантную аллель,надо еще уметь ею пользоваться ,а на Юге неадертальцев не было,они жили только в Европе.

Численность населения Киевской Руси.


 Насколько я знаю в силу своих скромных познаний по истории, четкой цифры численности населения "Киевской Руси" (КР) в науке нет. Это, разумеется, не удивительно. Другой вопрос, каковы ее оценочные параметры?

Если не ошибаюсь, Вернадский численность населения ВКЛ в конце XV века оценивал в 3,5-4 млн. человек, а Московии - в 4-5 млн. человек. В учебниках истории часто пишется, что численность населения Руси в X веке составляла 5 млн. человек, а "ученые" языческо-родноверческого толка пишут о якобы 12 млн. людей. Наткнулся на интересные расчеты поляка Ловмянского, который пытался исчислить биомассу в Восточной Европе в X веке.

По его мнению для семьи из 6 человек при двупольной системе необходимо было иметь 22 гектара земли (ого). Соответственно, популяция древних киеворуссков у него получилась в пределах 4,5 млн. человек. Еще есть вроде бы как оценки, базирующиеся на учете территории и средней плотности населения. Для Руси X-XI веков параметр составляет около 3 челвоек на 1 кв. км. То есть, в сумме это дает те же 4 - 5 млн. человек.

Впрочем, как мне кажется, исходить из примерной плотности населения надо крайне аккуратно. Ибо очевидно, что разница между плотностью населения в, допустим, Среднем Поднепровье и, к примеру, в Заволжье в том же XII веке была ощутимой. А огромные пространства на севере или северо-востоке имели, скорее всего, совсем мизерную плотность заселения.

Попробую прикинуть численность населения Руси исходя из другого параметра: соотношения городского (то есть, не сельско-хозяйственного) и сельского населения. Понятное дело, что часть горожан все же вела какое-то сельское хозяйство, и потому просто списывать их со счетов огульно нельзя. Поэтому буду делать поправку, причем в большей степени для жителей малых городов.

В традиционных аграрных обществах количество людей, не занятых непосредственно в сельском хозяйстве колеблется от 8 до 14% от общей массы населения. Относительно большее число примитивное сельское хозяйство с низким добавочным продуктом "про персон" прокормить не в состоянии. Местом жительства такого непроизводственного населения, соответственно, и являются в основном города.

Какова была численность их населения? Возьмем классические данные. По оценке Тихомирова, в Новгороде жило в первой половине XIII века до 30 тыс. человек. Примерно столько же - около 20-30 тыс. могло проживать в таких крупных городах как Смоленск, Чернигов, Владимир-Суздальский, Полоцк, Галич, Владимир-Волынский, Рязань и т.п. Итого - у нас есть около 10-12 перворанговых городов с общей численностью населения до 250-300 тыс. человек. Плюс не стоит забывать и Киев, в котором могло проживать до 40-50 тыс. человек. В общем, не сильно ошибусь, если предположу, что в крупных городах Руси жило до 350 тыс. человек.

Всего на Руси было около двух (?) сотен городов, но население большинства было мизерным - 1-2 тыс. человек. Итого мы получаем еще 350-450 тыс. человек городского населения из которых, правда, как минимум, половина все же вела селськое хозяйство. В совокупности непроизводственное население у нас составит около 550-600 тыс. человек (жители крупных городов + половина жителей малых и средних). Предположим, что это - около 8-10% от общей численности населения Руси.

Получается, что совокупное население Киевской Руси на первую треть XIII века должно составлять порядка 5,5-6,5 млн. человек.